ЧУЯ-РАЛЛИ - клуб профессионалов и любителей рафтинга

Категории раздела

Михаил Колчевников [3]
Они были первыми. [1]

География сайта

Наш опрос

Как вы относитесь к строительству каскада ГЭС на Чуе
Всего ответов: 190

Мини-чат

Каталог статей

Главная » Статьи » Воспоминания » Михаил Колчевников

Он сплавлялся по Замбези и убегал от бегемота (Интервью газете "Купи-продай" 10.07.1998).

Наш сегодняшний собеседник - Михаил Колчевников - руководитель туристической фирмы "Алтур". Мастер спорта СССР по водному туризму, член Географического общества. Автор трёх книг: "Туристсткие тропы Алтая", "Алтайский край" (главы, посвящённые водным маршрутам), учебника "Спортивный сплав на плотах". Участник международных экспедиций по Катуни (1988-90), Колорадо (1989-90), Коста-Рике (1990), Замбези (1991), Пивоварке (1993) и рекам Таймыра.

- Михаил Юрьевич, как давно вы занимаетесь туризмом профессионально, т.е. за любимое занятие ещё и деньги получаете?

- После окончания Томского университета (по специальности "радиофизика") я почти десять лет проработал инженером радиолокатора в барнаульском аэропорту. А когда я сам для себя посчитал, что отработал полученную квартиру, я ушел на станцию юных туристов. Произошло это в 1979 году. В 1987-89 я состоял на ставке гостренера в международном альплагере под Белухой. В советские времена была такая система - альплагеря под крылом государственной турфирмы "Спутник", куда централизованно привозили иностранцев, а инструкторы уже водили их в походы. Причём, не только альпинисты, но и водники. В то время мы зарабатывали для государства 1 доллар с затратами в 57 копеек, а курс доллара на "чёрном рынке" тогда уже составлял 1:10. В 1989 году, когда у нас уже был опыт работы с иностранцами и когда это стало в принципе делом возможным, мы решили открыть свою контору - так появился "Алтур".

- За какие заслуги избирают членом Географического общества?

- Меня, видимо, выбрали за книги. Ещё я доклады там читал о своих путешествиях.

- Избрание в эту организацию дало вам какие-то льготы?

- Ничего особенного. Разве что право по льготной цене выписывать "National Geography". Этот журнал был большой редкостью и даже своеобразным критерием "крутизны". Я его потом давал читать преподавателям географического факультета университета.

- За издание ваших книг что-нибудь заплатили?

- Да, конечно. Правда, на машину не хватило, разве что на стиральную. Абсолютных цифр я теперь не помню, могу только сказать, что гонорар за мою первую книгу мы пропили с друзьями за два дня.

- Когда началось всё это массовое туристическое движение - походы как образ жизни?

- Думаю, что с конца 50-х. Раньше просто было невозможно. В 30-е за подобные пикники на природе можно было и пришить "террористическую организацию", а после войны народ жил ещё бедно. В начале 60-х совпало и с идеологическими послаблениями. Поэзия, авторская песня, "геологическая" романтика, спор физиков и лириков - всё это с массовым туризмом одного поля ягодки. Всё это движение шло по нарастающей до конца 80-х, пик пришёлся примерно на 1987 год. Так как я варился в этой системе, могу даже цифры привести. Тогда по официальной статистике на Алтае побывало 2,5 тысячи зарегистрировавшихся туристов-водников, которым надо было подтверждать разряд и проч. Как показывает практика, это примерно четверть реального количества сплавщиков. Плюс до сорока тысяч за сезон приняли турбазы, лагеря, т.е. объекты системы планового туризма.

- В следующие годы сильно упало число туристов?

- Да, потом был ужасный провал. Хуже всего было в 1992-93 гг. Государственной системы учёта уже не было, об уровне активности можно судить только по косвенным данным. Туристов-спортсменов было всего лишь триста человек.

- А иностранные туристы?

- Основной поток иностранцев был лет десять назад. Тогда только-только открылся "железный занавес" и на волне экзотики ринулась к нам большая толпа с Запада. Как же, впервые появилась возможность сплавиться в Сибири! Кстати, наш знакомый, известный путешественник, а по совместительству банкир Джон Ленц, показывал мне любопытный документ. Ещё в 1965 году он запросил "Интурист" о возможности сплава по рекам Советского Союза. Тогда ему официально ответили, что это невозможно. И вот теперь вдруг разрешили. Короче, в первый сезон существования "Алтура" мы вывезли в Горный Алтай 350 иностранцев, это кроме людей, принятых по обмену. А у нас в фирме никогда не работало больше пяти человек.

- В настоящее время иностранцы уже не клюют на сибирскую экзотику?

- Сейчас желающих сплавиться на Алтае стало намного меньше. Во-первых, сошла та волна интереса к Союзу, которая двигала многими иностранцами десять лет назад, во-вторых, российские туристические фирмы всё скомпрометировали очень низким уровнем сервиса при той же средней цене. Сейчас за такие же деньги человек с Запада может отдохнуть в любом другом месте и при этом получить более классное обслуживание. Ещё одна причина - Сибирь перестала быть "белым пятном" на их туристических картах. Люди, которые здесь побывали, умудряются у себя там даже лекции читать о сплаве по алтайским рекам с показами слайдов.

- Кстати, о туристических картах. Чьи лучше - наши или американские?

- С нашими вашингтонскими друзьями как-то ходили мы в Горный Алтай и сравнили карты-километровки. Американцы были выпускниками Гарварда и по блату достали эти карты в Лэнгли (у них там в ЦРУ работает почти вся гарвардская тусовка). Так наши километровки оказались точнее. Сравнивали очень просто - заплываем за поворот, следующий изгиб реки на наших документах показан, а у буржуев нет. Куда смотрит ЦРУ?

- А как обстояли дела со шпионами вероятного противника? Ловить не приходилось?

- За руку ни одного поймать не довелось. Хотя, понятное дело, каждый иностранец едет в Россию со своими собственными целями. Был у нас один американец Бэрри, фотограф. Говорил, что будет издавать книгу о России. Постоянно щёлкал фотоаппаратом. В его документах было написано, что он опытный сплавщик, но мы-то сразу видим, кто опытный, а кто самозванец. Ещё один прокол у него был - мы не требуем ничьи биографические данные, а на него была прислана такая бумага, видимо, Бэррино начальство перестраховалось. Примерно около года он жил в Барнауле, а потом на таможне в Шереметьево у Бэррика изъяли километр фотопленки. Как нам потом объяснили, в основном были сняты мосты и индустриальные пейзажи. Зато наше КГБ теперь гордится: раскрыли американского шпиона.

- У западных туристов часто бывают непонятные для русского человека причуды? Например, в еде...

- Этой блажи сколько угодно. Мы, конечно же, идём клиентам навстречу - пытаемся придерживаться мировых стандартов в обслуживании, включая и предоставление выбора режимов питания. В основном, причуда одна - вегетарианство или же неупотребление жирной пищи. Хотя те, кто живёт в Сибири достаточно долгое время этими своими принципами поступается и начинает лупить всё подряд. Тот же Бэрри: в Горном Алтае с нами был вегетарианцем, а встретили его через полгода в Барнауле - сало уплетает за обе щеки, аж за ушами трещит. Или другой подобный случай. Как-то прибыл в Барнаул активист защиты животных из Австралии. Февраль месяц, а у него на голове шляпа. Меховую шапку одевать отказывается, не лежит душа к такому варварству. Ничего, через три дня как миленький щеголял в шапке из невинноубиенного кролика.

- А вас во время заграничных походов пытались накормить каким-нибудь традиционным блюдом, а с нашей точки зрения гадостью - змеёй, саранчой и т.п.?

- Пытались, но от чересчур экстремальных блюд мы всегда вежливо уклонялись. В Африке какую-то ерунду ели - похоже на манную кашу, только без масла и более сухую. Ничего особенного, есть можно, но местные так кайфуют, как будто это суперделикатес. Зато мне довелось разговаривать там с английским биологом, который по заданию ЮНЕСКО исследовал пищевые ресурсы Африки. Он мне подробно растолковал, что на Чёрном континенте водятся одиннадцать видов съедобных гусениц, вот только три из них надо специально обрабатывать, а то отравишься. Он все эти пищевые ресурсы Африки попробовал.

- Как вас принимали десять лет назад в Америке? Не подозревали, что под видом туриста-сплавщика шпионить будете?

- Ещё как подозревали. Когда мы приехали сплавляться по Колорадо, в прессе поднялся большой шум. Мы должны были встречаться с учениками местной школы, а какой-то добропорядочный родитель заявил через газету, что если красных агентов запустят в школу, то он переведёт своего сына в другое учебное заведение. Встреча всё-таки состоялась. Вопросы детишек были явно инспирированы - "а правда ли попираются все свободы?" и проч.

- Кроме тёплого приема что ещё запомнилось?

- Природа, конечно. Змеи, колючки в палец длиной. А ещё там есть уникальная народная забава, в которой наша молодёжь постоянно принимала активное участие. Это охота на реке за пивом. Дело в том, что вверх по течению стоит плотина, и ночью, когда потребность в электричестве меньше, шлюзы приоткрывают, и часть воды сливают из водохранилища. По реке идёт своеобразное цунами. Эта волна смывает припрятанные многочисленными туристами связки охлаждающихся банок с пивом. Жестяные банки плывут вниз и за ними начинают охотиться другие туристы. Вот такая забава. Но американцы плохие охотники. Они увидели связку и поплыли за ней. Наши же опытные водники сразу смекнули, что есть места, куда течение и всякие завихрения сами выносят добычу. А вот там-то уже начинались битвы за пиво. Как-то раз два наших экипажа полчаса сражались за одну банку, а когда её все-таки выловили, оказалось, что это жестянка с кока-колой.

- Как вы в водах Замбези ладили с крокодилами?

- Ничего, спасибо, жили дружно. В Африке более опасны бегемоты. Они ведут себя очень агрессивно, когда кто-нибудь вторгается на их семейную территорию. Но проблема в том, что эту самую территорию красными флажками они не помечают, и ты плывешь себе и не знаешь, вторгся в его частное владение или нет.

- Случались какие-нибудь недоразумения с бегемотами?

- Один раз во время привала я фотографировал этого зверя. Мы стояли на берегу, а бегемот - в нескольких десятках метров по грудь в воде. Мне не нравилось, что он постоянно нырял за водорослями и показывался нам с не самой фотогеничной стороны. Я начал свистеть, чтобы он повернулся к нам мордой. Когда я свиснул в третий раз, чудище видимо ошибочно решило, что русские богатыри вызывают его на бой. Бегемот очень быстро двинулся в нашу сторону, а от него, как от катера, в две стороны расходились волны. Несложно было догадаться, что на суше его скорость в несколько раз увеличится. Я горжусь собой - до ближайшего и единственного дерева я добежал, оторвавшись от моего в два раза более молодого коллеги на пять метров. Глупые американцы побежали в саванну. Это то же самое, что по полю убегать от танка. Слава Богу, бегемот вышел на берег и ничего опасного не увидел, а то затоптал бы их.

- Где самые красивые женщины?

- Несомненно, в Африке. Это мнение всех нас, кто там был. В Зимбабве, в одном из маленьких городков мы наблюдали выпускную церемонию в местной женской школе. Так мы все шеи себе посварачивали, разглядывая негритянок в синих фартучках. Кстати, когда мы прилетели в Замбию, вместо "Добро пожаловать" нас встретил плакат "Внимание! Каждая шестая женщина Замбии вич-инфицирована". У нас тогда ещё шуточка родилась: с первыми пятью можно, а потом уже надо думать...

Вадим Вязанцев. "Купи-продай", 10.07.1998.
 

Категория: Михаил Колчевников | Добавил: Nasylych (28.12.2010)
Просмотров: 1562 | Теги: рафтинг, интервью, Алтур, Колчевников, коммерческий водный туризм | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Форма входа

Поиск

Друзья сайта


  • На правах рекламы


  • Статистика


    Яндекс.Метрика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Сегодня были

    Корзина

    Ваша корзина пуста