ЧУЯ-РАЛЛИ - клуб профессионалов и любителей рафтинга

География сайта

Наш опрос

Как вы относитесь к строительству каскада ГЭС на Чуе
Всего ответов: 189

Мини-чат

Глава 2. Записки пятнадцатилетнего юнги Кости Кречетова (Барнаул 1976-79 г.)

В начале девяностых годов ХХ века мне довелось оказаться в холле гостиницы «Магнитогорского Металлургического Комбината» и смотреть на экран телевизора.  По первой программе начиналась популярная в то время  передача «Клуб кинопутешественников». Вёл её знакомый Миши Колчевникова – Юрий Сенкевич.

Началась заставка: в кружочках на экране появлялись картинки, снятые в интересных уголках нашей планеты. И вдруг я увидел внутри очередного кругляшка плот Колчевникова в пятиметровых валах Аккемского прорыва Катуни. Передней гребью махали ваш покорный слуга и Костя Кречетов.
 
То были кадры из фильма  американской телекомпании  АВС о работе одной командой российских и американских плотогонов на порогах сибирской реки. Я побежал к телевизору, начал тыкать пальцем в экран и кричать снабженцам, командированным в Магнитогорск со всей России,
  - Смотрите! Это мы с Костей!

Обидно, что в Америке Костю узнали 60 миллионов зрителей телеканала АВС, а в России – всего несколько снабженцев, не успевших опохмелиться после сложных переговоров о поставках металла. Историкам же  Костя должен быть интересен, как летописец, оставивший своим потомкам воспоминания о туристическом Барнауле второй половины семидесятых годов прошлого века, которые и приводятся ниже.

***

Барнаульский турклуб (1976-77г.).

Сбор членов клуба по средам в 18-00 в здании на Ленинском проспекте. Всё происходило в одной большой комнате и выглядело как некий зоопарк. Странные люди: водники, горники, пешеходники и т.п. - странной внешности, со странными разговорами и со странными -  для в первые попавшего сюда подростка – вопросами и ответами –  толпились и общались одновременно. Курили на улице, но почему-то запах табака витал везде. Кто-то, видимо, приносил спиртное. По крайней мере некоторые туристы куда-то уходили маленькими компаниями, а потом возвращались, горячо споря о тонкостях прохождения маршрутов, но безобразно пьяных никогда не было!
 
В клубе висели стенды с фотографиями походных эпизодов. Особенно жуткое впечатление производили снимки прохождения р. Башкаус. Популярностью пользовалась «Библиотека отчётов о походах». Отчеты активно просматривали, переписывали, обсуждали завсегдатаи и постоянные обитатели этого заведения.

Как мальчику, мечтающему о дальних странствиях, вклиниться в эту касту настоящих гуру туризма? Подойти и сказать им:
  - Дяденьки! Возьмите меня в поход!

Гуру будут искренне смеяться. Нужны знакомства, рекомендации.
  
«Нехорошая» квартира.

Наконец я получил рекомендательное письмо от брата Юрия Кречетова – мастера спорта по водному туризму и активиста Томского турклуба. Письмо было адресовано некоему Колчевникову М.Ю.

На следующий день я направился по указанному адресу на улицу Интернациональная, дом №135 - в квартиру, которая круто меняла судьбы тех, кому довелось проникнуть в неё в те годы…
В «нехорошей» квартире никого не было. Я сел во дворе на лавку и мучительно решал – ждать или не ждать, пока к подъезду не подошли трое бородатых дядек в болотниках и штормовках.  На удачу я подошел к бородачу, показавшемуся мне добрым и благородным, каким в моём представлении должен был оказаться Колчевников, и сунул ему письмо.

Бородач взял письмо прочитал, хрюкнул и молвил, что М.Ю. Колчевников – не он, но брата моего он знает.  Поэтому я должен приехать через три дня на реку Барнаука, чтобы помочь в судействе соревнований по технике водного туризма (ТВТ) на байдарках. Так что с первого раза попасть в «нехорошую квартиру» мне не удалось.

До этого я никогда не ночевал в палатке.  Для  теоретической подготовки к этому ответственнейшему испытанию мне представлялось логичным, ознакомиться с туристической литературой. Но с ней был большой напряг. В магазинах удалось купить только альманах «Ветер странствий».

В результате внимательного прочтения я сделал  вывод, что помимо палатки не помешают спальник, тёплые вещи и две (?) пары обуви. В единственном спортивном магазине «Старт» я скупил весь имевшийся в наличии туристический ассортимент: спальник, представлявший собой тоненькое одеяло на молнии, штормовую  куртку, из ткани цвета хаки, впитывавшей воду, как промокашка; и круглый  котелок.  

В этом снаряжении я явился на Барнаулку и сразу попал в руки Гали – жены Шамиля Сибирзянова – ближайшего сподвижника Колчевникова. Галя сняла с моей головы котелок, который я по неопытности принял за защитную каску туриста-водника, поставила на ворота и объяснила, как судить.

Всё судейство моё прошло в мучительных попытках угадать среди бородатых дядек Колчевникова М. Ю. Пришлось спросил об этом Галю, собиравшую судейские протоколы.
  - Мишка, что ли? Да вот же он! – сказала Галя и показала на усатого очкарика в «ползунках»  (брезентовых штанах с лямками), который давно стоял рядом и подглядывал в мои судейские записи.

Так мне удалось получить официальное приглашение  в «нехорошую» квартиру. А то, что человек, пригласивший меня в гости, станет явлением и эпохой водного туризма в мировом масштабе, не представляли тогда ни я, ни Галя, ни сам усатый дяденька в очках и «ползунках».

Квартира Колчевниковых представляла собой малогабаритную двушку на третьем этаже в послевоенном доме.  Вечно занятый гостями туалет напоминал домик кума Тыквы из сказки о Чиполлино. Колени посетителя торчали в крохотном коридоре и не давая дверям закрыться. Душ и маленькая кухня. 

В большой комнате располагались стол, диван, сервант, клетка с канарейкой и полка, на которой стояли многочисленные «походные медальоны». В то время у плотогонов был обычай в конце маршрута отпиливать от рукоятки греби «кружок». На нём - на память о походе - расписывались все участники.  Водники гордились ими, как индейцы добытыми скальпами.

Ещё была комната сына Андрея. Посторонних в неё не пускали, и в ней же скрывались хозяева, когда им надоедали засидевшиеся гости. Кроме Светы, Миши, Андрея и канарейки в квартире проживали сиамский кот Сёма и кобелёк – дворняга Тяпа.

Тяпа был очень смекалистой псиной. По свидетельству очевидцев он ходил на соседнюю улицу, садился там  в трамвай и ездил  к своей подружке, проживавшей через три остановки.
Сёма отличался скверным характером. Он кусал Свету, если та не успевала дать ему порцию минтая. Если Светы не было мог таким же способом потребовать минтая у кого-нибудь из гостей. Мишу и Тяпу он побаивался. А вот к канарейке котяру сильно тянуло.  Миша  по-мужски объяснил Сёме, что нельзя лезть к птичке, и кот при хозяевах делал вид, будто она его не интересует.  Зато, когда Мише или Свете удавалось тихо войти в квартиру, они заставали Сёму, сидящем на подоконнике и обнимающим клетку всеми четырьмя лапами. Котик влюблёнными глазами смотрел на канарейку, мурлыкал и пробовал перегрызть, разделяющие их прутья.
 
Когда Колчевниковы уходили в продолжительные походы, сына Андрея с Тяпой отправляли к бабушке в Бийск, канарейку отдавали соседям, а вот Сёму никто брать не хотел.
 
Помнится участник команды – архитектор Пелевин не успел закончить очередной типовой проект, и вынужден был отказаться от участия в походе. Миша уговорил его приютить Сёму на месяц.
Нести кота за пять кварталов поручили мне. Мы всей командой пробовали – и посадить его в сетку – авоську, - и спеленать, как младенца, в тряпки. Но дикая тварь так рвалась наружу, что было заранее ясно, что на улице она обдерёт меня в лоскуты и убежит.

Наконец  Боцман  предложил  свой новый анорак – брезентовую куртку с большим нагрудным карманом на «молнии». Он собственноручно сшил его из чехла от теодолита. Я одел анорак, растопырил карман, а Михаил Юрьевич и Боцман, одев на руки верхонки, стали заламывать Сёме лапы за спину и пихать его в отверстие. Через пару минут борьбы нам удалось закрыть карман с котом на «молнию».
 
Уже на лестничной площадке сквозь вопли Сёмы я услышал голос Боцмана
  - Смотри, чтобы он в карман не насрал!

Но Сёма похоже тоже услышал и постарался на славу! Уже в походе ребята, стоя рядом с Боцманом, брезгливо дёргали носами и интересовались
  - Слышь, отколь это волочёт?
  
Их нравы.

Благодаря рекомендательному письму на майские праздники я попал в свой первый поход на реку Чуя. Мои походные впечатления начинаются  в полночь - с посадки в поезд Барнаул – Бийск (известный в народе, как поезд на Рио-де-Биеска).

И первая, поразившая меня делать, была – похожая на ракетку - пластиковая бутылочка из-под польского яичного шампуня, висевшая на шее у Михаила Юрьевича. Это был водонепроницаемый  «кисет», доверху набитый махоркой и резаной бумагой. 

Тогда же я познакомился с кемеровскими участниками группы. С ними приехал кинооператор Кузбасского телевидения, у которого «кисет» Михаила Юрьевича породил тревогу. 
  - Егор, надо бы курева купить – приставал он Виктору Егоровичу Зайцеву (Егору).

Однокурсник Колчевникова Егор носил аккуратную шкиперскую бородку и напоминал дореволюционного интеллигента.
  - В Акташе купим «Мальборо» или «Кемел»! –  спокойно заявил он.

Ошарашенный оператор задал резонный вопрос, откуда в рабочем посёлке возьмутся такие сигареты. Не моргнув глазом Егор врал, что пастухи, перегоняющие скот из Монголии, провозят  контрабанду. За границей они подвязывают под брюхом сарлыков блоки с сигаретами и продают их в Горном Алтае по доступным ценам. У самого  Виктора Егоровича в рюкзаке было спрятано двадцать пачек «Нищего в горах», так курильщики звали «Памир» - самые дешевые сигареты без фильтра.

Потом, когда группа выгрузилась около посёлка Чибит, доверчивый оператор, вместо того, чтобы выбирать красоты для съёмки, крутил головой в поисках обещанных блоков. Наконец поняв, что остался без курева, он тихо сказал Виктору Егоровичу:
  - Ну, Егор! Ты и сучара!

Этого момента все ждали. Дружный смех и обещания жертвовать жирные бычки сыпались со всех сторон. Жирные бычки – большие окурки - тогда называли «быкенбаурами» - по созвучию с фамилией знаменитого немецкого футболиста Бекенбауэра.

Следующие яркие воспоминания связаны с перемещением группы к месту начала сплава на маленьком рейсовом автобусе ПАЗ. Подобная ситуация потом повторялась из года в год, отличаясь лишь  мало  существенными деталями.

Как правило, пассажиры и водитель были недовольны неудобствами от огромных рюкзаков, наваленных  в проходе и на задней  площадке.

Чтобы сгладить накалённую обстановку, на первой площадке появлялся участник с армейской фляжкой. Во фляжке было, так называемое, «ракетное топливо» -  технический спирт довольно плохой очистки. «Делегат» от имени группы извинялся за неудобства и предлагал выпить мировую – по колпачку спирта (разбавленное водой «ракетное топливо» было уж совсем ужасно).

Женщины, пригубив колпачок, понимали, что напиток – не дамский, и отказывались. У мужчин текли слёзы, но, чтобы как-то скрасить долгую дорогу, они с нарастающей охотой принимали и второй, и третий колпачок.

Мне – ещё не пьющему школьнику –  запомнился некий дядя Карп, который после третьего колпачка стал очень разговорчив и рассказал всем, что едет в Чибит - помочь по хозяйству зятю. Но потом,  как объяснил  Виктор Егорович, с ним случился «возврат каретки», (когда каретка печатной машинки, дойдя до края строки, автоматически возвращается на начало новой). Дядя вдруг встал в проходе – задом к водителю – схватился за поручни, свёл  глаза  вверх к переносице и застыл в этой позе. Было не понятно, - то ли ему очень хорошо, - то ли он собирается умереть, но, кроме меня, это уже никого не тревожило.

Коренные алтайцы упирались головами в окна и отбивали лбами и затылками барабанную дробь на кочках и поворотах. Подобревшие тётки развязывали сидоры (заплечные мешки) и
угощали салом.

Примерно в районе села Онгудай загребной плота Колчевникова и маркшейдер угольного разреза Валера Столбов вдруг затянул бесконечную песню про молодого коногона, затем со слезой в голосе прочувствованно исполнил куплет
  - Это Клим Ворошилов и братишка Буденный 
    Нам свободу даруют, и их любит народ.

Концерт группы Колчевникова завершила исполненная хором - популярная в те годы - «Ван, ту, сри – казачок!».

Хуже всех было шофёру.  Единственный трезвый мужик, он не знал злиться ему, или смеяться над происходящим.

В посёлке Чибит  встречающие родственники,  матерясь,  отлепляли дядю Карпа от поручней, и выносили в дверь автобуса, как большой лист фанеры. Звучал местный говор:
  - Напился в раскаматку.
  - Очапается ли к утру?
  - Ведра стоят, огород копать надо!
  - Хоть бы очапался.
  - Навряд ли очапается – сочувственно качал головой мудрый Колчевников

Из походного быта меня впечатлило, как в команде поддерживали санитарное состояние прилегающей к лагерю территории. Кроме - предписанных наставлениями по туризму - должностей завхоза, казначея, санинструктора, ремонтника и т. д. -  Михаил Юрьевич ввёл изобретённую в Томске должность начгава.

Начгаву надлежало следить, чтобы в радиусе сорока метров от лагеря не было человеческих экскрементов. Колчевников делал деревянный циркуль землемера, который торжественно вручал вечером у костра участнику, назначенному на эту должность.

Человек, уличённый в нарушении «Правила сорока метров» получал в наказание внеочередное дежурство. Поощрялось доносительство и явки с повинной. 

Моё мнение, что это шутки весёлых дяденек, было развеяно на второй день строительства. Когда на стапелях стояли почти готовые плоты, и всем хотелось закончить работу до темноты, кто-то из бдительных кемеровчан заметил подозрительную кучу, которая по его мнению располагалась в тридцати девяти метрах от лагеря.

Была сыграна тревога.  Все  побросали топоры и бросились активно проводить следствие. Замелькал циркуль землемера. Кемеровчане наперебой докладывали начгаву, кто из барнаульцев отлучался в эту сторону. Барнаульцы давали показания о подозрительных перемещениях кемеровчан.

Наконец Колчевников постановил – считать подозрительную кучу – происками местных жителей, а внеочередное дежурство назначить начгаву – с формулировкой  –  «за не полное соответствие занимаемой должности».
  
С  какой тоской я вспоминал это ритуальное проявление  групповой гигиены, когда через несколько лет в чисто мужской команде Колчевникова брезгливых шахтёров постепенно сменили учителя  физкультуры. Они изучали физиологию организма в институте и считали, что её проявления – совершенно естественны в любом месте.

Миша тогда пытался силой отстаивать культурные традиции и назначил начгавом самбиста Шуру – студента Кемеровского Института Культуры. Но Шура оказался идейным засранцем, и циркуль землемера навсегда исчез из снаряжения команды Колчевникова.

Свой первый сплав я помню очень сумбурно, видимо, потому, что не очень представлял реальную опасность, и бушующие вокруг волны впечатляли, но не пугали. Более опытные участники были  крайне суеверны, соблюдали всевозможные ритуалы. Первое время я думал, что они прикалываются, но с возрастом понял, что всё гораздо сложнее.
 
Все много курили. Курили, когда бросали в реку палки, чтобы по-смотреть направления и скорость струй в пороге. Курили перед отчаливанием. Я обратил внимание, что даже у Колчевникова заметно дрожали руки при скручивании самокрутки.

После прохождения порога – опять перекур -  с разборами и выводами. Вечером у костра говорить о сплаве было не принято, чтобы  не будоражить нервы на ночь глядя. После ужина никто не расходился. Ставили на огонь новое ведро воды, закуривали и, в ожидании нового чаепития, обсуждали разные философские вопросы.

Например, -  является ли «грузинский чай» – чаем в прямом смысле этого слова, или - изменяют ли им жёны в данную минуту?  При этом кузбасские шахтёры начинали почему-то картавить и называть оппонентов «батеньками»:
  - Да, Вы – мелкобужуазный эгоист, батенька!  

Бывало Егор, попыхивая в темноте «Нищим  в  горах», тихо говорил мне, показывая на кого-нибудь из спорщиков:
  - Слушай, а тебе не кажется, что он голубой?
  - Нет! Он женат, и бабник-хвастун! – искренно возражал я.
  - А ты присмотрись, Костя. Они ведь – шифруются – загадочно ухмылялся Егор.

И я непроизвольно начинал следить за парнем и, действительно, обнаруживал в манерах и поведении – ничего не подозревавшего шахтёра – подозрительные признаки.

Такое было славное время! Куда только оно подевалось?...

Вернуться к оглавлению

Форма входа

Поиск

Друзья сайта


  • На правах рекламы


  • Календарь

    «  Август 2017  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    28293031

    Статистика


    Яндекс.Метрика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Сегодня были

    Архив записей

    Корзина

    Ваша корзина пуста