ЧУЯ-РАЛЛИ - клуб профессионалов и любителей рафтинга

География сайта

Наш опрос

Как вы относитесь к строительству каскада ГЭС на Чуе
Всего ответов: 190

Мини-чат

Вместо предисловия

Сегодня «Чуя-ралли» медленно, но верно превращается в историческое явление, порожденное вольным духом Миши Колчевникова. Теперь молодежь потеет на быстрых водах Майской Чуи, выгребая веслами усевшись на упругих боках иностранного рафта.

Колчевников, зная хорошо тенденции развития соревнований на «белой воде» во всем мире и будучи лично знаком с корифеями этого спорта предрекал перерождение некогда популярного и любимого (в те годы было принято говорить «горячолюбимого») многими водниками соревнования «Чуя-ралли» в спортивное мероприятие рафтеров.

Тем более приятно, пользуясь случаем, поведать о том, когда на берегу Чуи возможно в первый раз прозвучало это словосочетание «Чуя-ралли».

В последние дни апреля 1974 года наша команда из семи человек прибыла на берег Чуи. В нее входили учащиеся первых курсов водников, организованных Мишей Колчевниковым в Барнаульском клубе туристов, его друг из Томска Юра Орлов и две Светы с метеостанции, одна из которых была женой нашего командора.

Опыта у команды было маловато для сплава по такой реке. Володя, Слава и другая Света вообще были первый раз на реке. Из новичков у меня был самый солидный опыт на воде – сплав на деревянном плоту весной прошлого года по Рассыпной и Аламбаю едва не закончившийся переворотом у села Горюново.

Миша подбадривал нас, а заодно и себя тем, что должен подъехать, пока строим плот, еще один его друг Серега Потанин. А, уж с ним то мы в любом пороге…

Наши палатки стояли на берегу, и их не было видно за лесом с Чуйского тракта. Поэтому на обочине дороги на куске картона нарисовали знак, по которому Серёга мог бы понять, что мы здесь. Но он так и не появился. В последний вечер перед отплытием, когда плот уже был почти готов, у костра Слава пошутил:
  - Хоть бы глазом поглядеть, что это за Потанин. Может быть он сегодня ночью придет как «черный альпинист».

Кто-то вторил:
  - Почему альпинист? Водник, голубой водник.

С тех пор каждый вечер у костра или когда что-то неожиданно пропадало, мы вспоминали «голубого водника». Надо сказать, что в те далекие времена нашей советской счастливой молодости голубой цвет воспринимался без всякого двойного смысла, который принесла нам реальность сегодняшнего капитализма.

Пройдя первые порожки мы поняли, как это страшно и страшно здорово. А впереди был «Буревестник»! Миша решил не рисковать с такой командой и прижимаясь ближе к левому берегу, чтобы обойти самую «бучу» не смог совладать с бестолковой оравой, стремящейся использовать рукоятки гребей не столько для того, чтобы грести, сколько – чтобы просто вцепившись в них обеими руками удерживать равновесие.

В результате наш плот на ЗИЛовских камерах сел на большой полуобливной камень в нескольких метрах от берега. Сели крепко. Никакие подпрыгивания и переходы всей командой на край плота не помогали. Глубина реки и быстрое течение не позволяли даже и думать, чтобы перебраться на берег.

Река навалилась на застрявший плот и так шумела, что разговаривать можно было только криком.
  - Придется делать «оплеуху», - «прошептал» Колчевников. Это мог услышать только я, поскольку стоял рядом с ним на задней греби. А потом крикнул Юре, стоявшему загребным на передней греби:
  - Отвязывай запасную гребь!

Но отвязывать ничего не пришлось, поскольку, о чудо, все увидели, что в порог входил еще один плот.

Мы не сомневались, что наша «посудина» была единственной на реке. Однако тремя километрами выше нас построила свой плот томская команда, в которой были друзья Колчевникова и Орлова.  Они причалили за порогом и с помощью веревок сдернули наш плот с позорного причала.

Так мы и не отведали «оплеухи», хотя знали об этом приеме старых сибирских плотогонов из лекций М.Ю. Колчевникова.

Сережа Чесноков и Валера Колпаков, верховодившие в томской группе, а так же наши Миша и Юра дали волю своей фантазии в разговорах у вечернего костра. Дальше всех зашел Колчевников. Он говорил о том, что не плохо было бы организовать соревнования на Чуе для всех плотовиков (тогда катамаранов, представьте себе, еще не было). Чтобы каждый год в начале мая сюда приезжали команды из Сибири, да, что там из Сибири! Со всего СССР, поддакивали ему ребята. Чтобы здесь устанавливалась трасса над рекой с вешками ворот, а на берегах судьи оценивали бы чистоту прохождения этих препятствий.

Тогда, когда на всей реке кроме наших плотов никого больше не было, каждый из говоривших и слушавших их ребят относились к этому, как к забавной фантазии. У костра было шумно и весело. И я хорошо помню, как Сергей Чесноков, ставший впоследствии одним из столпов Томского водного туризма, со свойственной только его лицу ухмылкой произнес:
  - И, назовем эти соревнования «Чуя-Ралли».

Хорошо помню, как я подумал про себя: «Какое-то дурацкое название. Причем здесь река и ралли, которое предполагает соревнование на колесах? А, наверное, потому, что плоты наши строились на автомобильных камерах». Но, я был неопытен, и задавать глупых вопросов не стал, а просто сидел и слушал вместе с другими новобранцами разговор водного братства, в которое нам еще только предстояло вступить.

Кандидат географических наук
С.В. Харламов

Вернуться к оглавлению

Форма входа

Поиск

Друзья сайта


  • На правах рекламы


  • Календарь

    «  Октябрь 2017  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
          1
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    3031

    Статистика


    Яндекс.Метрика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Сегодня были

    Архив записей

    Корзина

    Ваша корзина пуста